Памяти Аркадия Северного

Памяти Аркадия Северного
В апреле 1990 года исполнилось десять лет со дня смерти Аркадия Северного. Эта пластинка — дань его памяти. В 1979 году записи песен в исполнении Аркадия Северного попали в США и частично были там изданы компанией звукозаписи «Кисмет», с 1938 года специализирующейся на издании русского и советского музыкального фольклора.

В 1989 году президент компании Рудольф Соловьев любезно предоставил частично отреставрированные записи для издания в нашей стране. В голове назойливо и монотонно звучали строчки Высоцкого: Мне вчера прислали из рук вон плохую весть, Мне вчера сказали, что Алеха вышел весь... У Высоцкого был Алеха, а у меня был Аркаха: Аркадий Дмитриевич Северный. Открытку с известием о его смерти я получил вчера: «...у нас у всех большое горе. 12 апреля умер Аркадий... Вот такие горькие новости. Его кремировали. Похороны были очень богатые и жуткие. В минуту молчания его голос пел «Горьку ягоду». Взрослые жесткие люди ревели, как дети... Захоронение праха и установка мемориальной плиты будут в мае. Не взыщи за горькие новости, мне еще очень тяжело...» — писал поэт Владимир Роменский, который и сам вскоре также ушел от нас. Это было в апреле 1980 года.

Аркадий Северный... Да это же целая эпоха в русской подпольной песне! И вот она закончилась. А как она начиналась? ...Вспоминается моя коммунальная квартира на Петроградской стороне, лето 1962-го, компания друзей-коллекционеров вокруг стола в одной из двух смежно-проходных комнат. Неспешный разговор. Звонок в передней. Любопытно-подозрительные взгляды соседей: «Еще один? Да и незнакомый совсем!». Их перешептывания: «Не слишком ли много собралось? Не позвонить ли в милицию? Пусть придут, проверят документы!» А может, мне все это только казалось, когда я шел отворять дверь. За ней стоял худощавый человек лет двадцати пяти с лицом, слегка напоминавшим одну из масок кинокомика Юрия Никулина. Спросив меня, он представился: «Аркадий. Я от Коли. Он дал мне ваш адрес и обещал предупредить вас...» Действительно, один мой приятель говорил о каком-то Аркадии, который интересовался творчеством И. С. Баркова, русского поэта еще допушкинской поры. У меня была одна из его книг, и я не прочь был уступить ее любителю. Вот как раз по этому поводу и явился ко мне в первый раз Аркадий. Дав ему книгу для ознакомления и усадив за письменный стол в соседней комнате, я вернулся к друзьям, и мы продолжили прерванный разговор. Прошло некоторое время, как вдруг мы услышали великолепный баритональный тенор, который под гитарный аккомпанемент зазвучал в соседней комнате. Голос пел совсем незнакомую мне тогда песню:

В осенний день, Бродя, как тень,
Я заглянул в шикарный ресторан,
Но там приют нашел холодный:
Посетитель я не модный,
У студента вечно пуст карман...


Сначала даже показалось, что кто-то включил магнитофон с неизвестной записью, и только когда я подошел к двери второй комнаты, я увидел своего нового знакомого, который, аккомпанируя себе на моей гитаре, продолжал петь: Официант, Какой-то франт, Сверкая белоснежными манжетами, Вдруг подошел, шепнул на ушко: «Здесь, приятель, не пивнушка, И таким, как ты, здесь места нет...» Это было похоже на чудо. Только что в квартиру зашел самый обыкновенный человек, и вот он уже в центре всеобщего внимания, все толпятся вокруг него, прося все новых и новых песен. И он щедро пел нам и «Любил я очи голубые», и «Я один возле моря брожу...», и «Глухарей» Есенина, и «Звезды зажигаются хрустальные...», и, видимо, специально для моих коммунальных соседей: Как у нас, как у нас Развалился унитаз, Все соседи, как на горе, Собралися в коридоре... ...С этого дня началась наша с ним дружба. Забыт был и И. С. Барков, ради которого он пришел в первый раз, и мои соседи, и разные жизненные неурядицы, остались лишь песни, которые и сроднили нас на многие годы. Выяснилось, что голос Аркадия великолепно ложится на магнитофонную пленку, что он талантливый самородок, никогда не учившийся пению, но обладающий от природы поставленным голосом и взрывоподобным цыганским темпераментом.

В то время Аркадий учился в Лесотехнической академии. Родом он был из города Шуи. Репертуар Аркадия в то время был невелик: каких-нибудь 30 — 40 песен, уложившиеся в первые две-три магнитофонные ленты, которые сразу же завоевали большой успех среди любителей этого жанра. Они требовали все новых и новых песен, и здесь пригодился огромный запас собранных ранее мною песен, которые в его исполнении обрели новое, второе рождение, сразу же становились популярными. Встал вопрос о первой записи Аркадия в сопровождении ансамбля. Но где можно «достать» музыкантов и соответствующую аппаратуру, мы не знали, поэтому решили обратиться за помощью к остаткам разгромленной в то время подпольной звукозаписывающей компании Руслана Богословского. Сам Руслан отбывал в ту пору наказание в исправительно-трудовом лагере за перепечатку американских пластинок. От его компании уцелели лишь талантливый звукорежиссер Виктор, фамилию которого, к сожалению, не помню, и поэт Борис Тай-гин. Они в свое время организовывали звукозапись другого подпольного певца — предшественника Аркадия — Сержа Никольского, пластинки которого в издании «рентгениздата» пользовались большим успехом — «Пещерное танго», «Неделя холостяка» и другие. Они с удовольствием согласились помочь нам, предоставили свою аппаратуру, пригласили музыкантов. В назначенный день по написанному мной сценарию запись состоялась. Аркадий спел весь свой гитарный репертуар, на сей раз в сопровождении ансамбля, а когда он был исчерпан, блестяще спел несколько старых «блатных» песен из моей коллекции.

Запись со всеми повторами и дублями заняла целый день с раннего утра до позднего вечера, а результатом явилось два часа смонтированного концерта. В процессе записи возник вопрос, как нам впредь называть Аркадия для широкой, так сказать, аудитории. Настоящая его фамилия, хотя она и звучала вполне артистически, по понятным соображениям не подходила. Было несколько предложений, но все они по тем или иным причинам были отклонены. Тогда уже упомянутый звукорежиссер Виктор предложил: «Пусть будет Аркадий Северный». Это всем понравилось. Так родился псевдоним Аркадия, а его настоящая фамилия — Звездин.
Рувим Рублев

Сторона 1
А1. ПОРУЧИК ГОЛИЦЫН (музыка и слова М. Звездинского) — 5.14
А2. ГОСПОДА ОФИЦЕРЫ (авторы музыки и слов неизвестны) — 6.55
А3. ПОСЛЕДНИЙ РАССВЕТ (автор музыки неизвестен — В. Роменский) — 4.58
А4. МНЕ ХОЧЕТСЯ ДРУГА (авторы музыки и слов неизвестны) — 5.37
Сторона 2
Б1. ЖУРАВЛИ —5.58
Б2. КОЛОДА КАРТ — 7.07
Б3. О МОЕМ ГОРОДЕ — 3.06 (авторы музыки неизвестны — В. Роменский)
Б4. О КОСЫ ТВОИ, О БАНТИКИ — 4.03
Б5. ДЕВУШКА В ПЛАТЬЕ ИЗ СИТЦА— 1.58 (авторы музыки и слов неизвестны).

АРКАДИЙ СЕВЕРНЫЙ, пение.
Инструментальный ансамбль «Братья Жемчужные».
Записи из архива С. И. Маклакова.
Звукорежиссер С. Маклаков.
Реставрация Г. Любимова, М. Либермана.
Редактор В. Заветный.
Художник В. Панкевич.
© ВТПО «ФИРМА МЕЛОДИЯ», 1990 Ленинградская студия грамзаписи.
Архивные записи 1960-х гг. Апрелевский ордена Ленина завод грампластинок

Похожие новости:

«На Арсенальной улице» - эту песню надо слушать!

«На Арсенальной улице» - эту песню надо слушать!
Аркадий Северный по пьянке порой забывал слова воровского романса. Подробнее об этом можете прочитать у нас на официальном сайте Аркадия Северного в статье Евгения Зимородка из журнала «За решеткой», № 2 от февраля-марта 2009 года.

«Воров в законе в наше время нет давно...»

«Воров в законе в наше время нет давно...»
Про него говорили: в одной руке гитара, в другой стакан. Что ж, такую картину современники Аркадия Северного видели не раз. Песни и водка были почти что неразрывны в жизни артиста. Артиста, который ни разу не отсидев в тюрьме, пел блатные песни так, что даже для самых «засиженных» урок он был своим, «корешем». Итак, читайте на официальном сайте Аркадия Северного.

Аркадий Северный: Блатная песня в стиле высокой трагедии

Аркадий Северный: Блатная песня в стиле высокой трагедии
Официальный сайт Аркадия Северного предлагает Вам ознакомиться с интервью, которое взял у Александра Фрумина известный журналист северной столицы Михаил Садчиков. Публикация выходила в журнале «Звезды» за 1999 год в 11-м номере.

Тростников Дмитрий. Знаменитость (Первый роман об Аркадии Северном)

Тростников Дмитрий. Знаменитость (Первый роман об Аркадии Северном)
Идею книги «Знаменитость» подсказали песни и судьба Аркадия Северного (Звездина). Но важно подчеркнуть, что роман не является биографическим – все события и герои вымышлены.

Аркадий Северный «Тост за друга» (на стихи Владимира Раменского), 1994

Аркадий Северный «Тост за друга» (на стихи Владимира Раменского), 1994
На этом диске собраны песни из разных концертов и разных лет, автор всех стихов – Владимир Раменский, ленинградский поэт-песенник, как его часто представлял на записях сам Аркадий Северный.

Аркадий Северный «Король подпольной песни», 1981

Аркадий Северный «Король подпольной песни», 1981
Эта виниловая пластинка, наверное, первый официальный диск Аркадия Северного, насколько можно так сказать, она была издана в Нью-Йорке американской фирмой грамзаписи "Кисмет". Собрал ее и напечатал первый продюсер певца Рудольф Фукс (Соловьев). Песни с 1 по 6 и с 8 по 13 - это треки из концерта "Первый Одесский концерт" с ансамблем "Четыре брата и лопата", который состоялся в 1975 году. А треки

Добавить комментарий!

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Песни
Здравствуй, чужая милая,
Радость мечты моей.
Как же тебя любил бы я,
До самых последних дней.
Реклама
Опрос
Надо ли продолжать издание виниловых пластинок Аркадия Северного?
Да
Нет
Мне все-равно