Интервью с Е.М.Раменской

Елена РаменскаяЕлена Раменская

(1941 - 1994)

Корр : Елена Михайловна, как Вы познакомились с Аркадием Дмитриевичем ?
Е.Р. : Совершенно случайно. Мы с Володей поднакопили денег и решили купить приличный магнитофон. Не советское барахло, а импортный аппарат. А у Володи был приятель Слава, работавший в магазине радиоаппаратуры на Большом проспекте. Вот он и свёл Володю с Серёжей Маклаковым, а тот уже нас с Аркадием познакомил. Это было, наверное, году в 73-74-м. Я его когда впервые увидала, прямо поразилась : такой неухоженный, совсем худой. Ещё подумала : кто такой, откуда ? Но когда разговорились, тем более , когда Аркадий взял гитару, первое впечатление развеялось. Сразу стало понятно, какой талантливый парень. Его голос, такой чистый, красивый, звучный, мне сразу понравился. Вот будь он сейчас жив - да всех "звёзд" бы теперешних затмил.

Корр : Расскажите, пожалуйста, о Вашем муже.
Е.Р. : Мы с Володей познакомились через мою подругу, Тамару Красовскую. Её муж, Лёва, с Володей в армии служил. Поженились мы в 1972 году. У меня уже был сын Серёжа, потом появился наш общий сын Денис. Володя родился 20 мая 1935 года в Ленинграде. Мать его происходила из дворянской семьи, а дед по отцу был поляк - отсюда и фамилия польская Раменский. Володина мать была женщина строгих правил и при замужестве оставила девичью фамилию Косякова. И отец, и мать Володины были людьми образованными: она преподавала в мединституте, и отец был профессором на кафедре глазной хирургии. Жили они на Пионерской, прошли всю блокаду, а после войны развелись. Володин отец после развода уехал работать в Одессу, там вторично женился на молоденькой студентке, она ему двух дочерей родила. И Володя, кстати, десятилетку оканчивал в Одессе у отца. А после школы вернулся в Ленинград, поступил в военное артиллерийское училище, что около Тучкова моста. Училище закончил в 1957 году и попал как раз под хрущёвское сокращение армии. Их выпускной курс построили и предложили подать рапорт всем желдющим выйти из рядов ВС с сохранением диплома о высшем образовании. Таких много нашлось и Володя в том числе - он с армией жизнь связывать не собирался. Но их жестоко обманули : отправили под Выборг, где они рядовыми 3 года служили срочную. ( Да, ведь Володя учился вместе с внуком Ворошилова, они позже виделись на встречах выпускников). Потом Володя работал электриком, а в последние годы мы с ним ездили в Прибалтику обивать двери дерматином. Он так этим загорелся, обещал горы золотые. Только никакого богатства это не принесло. По широте душевной Володя , имея деньги, много тратил. И через пару недель от приличной суммы ничего не оставалось.

Корр : А когда Владимир Николаевич начал сочинять стихи?
Е.Р. : Не знаю даже, никогда его об этом не спрашивала. Он ведь писал "в стол", на публикации серьёзно не рассчитывал. Посылал, правда, стихи в "Аврору" , в "Смену" , но ему отвечали, мол, непрофессионально, вы повторяетесь и т.д. и т.п. Писал он в основном по ночам, даже меня будил, чтобы прочесть новые вещи. Я отмахивалась : " Нашёл время..."

Корр : Он не рассчитывал , что его стихи станут песнями?
Е.Р. : Нет, конечно. Я же говорю - он писал их для себя. Это уж после знакомства с С.И. Маклаковым и с Аркадием, когда стали у нас дома концерты писать, ему говорили: "давай свои тексты" или "напиши на такую-то мелодию". Он и сам часто писал на определённую мелодию, таких песен много. А однажды из журнала "Юность" он взял стихотворение Татьяны Кузовлёвой "Прости, что краду у тебя одиночество", Коля Резанов подобрал мелодию, и Маша Иванова спела. Я сперва решила, что это Володины стихи, а он даже обиделся: " Уж ты-то должна отличать мои тексты от чужих ! "

Корр : А как проводились эти концерты? С чего всё начиналось?
Е.Р. : Начиналось всё с Сергея Ивановича, он был в этих делах заводилой. Задумал он сделать концерт, звонит Володе : " У тебя есть новые песни ? " Тот отвечает : " Есть." Если концерт готовился заранее, то Володя и песни готовил заранее. Накануне записи Серёжа Маклаков, Коля Корниенко приезжали к нам и драпировали в большой комнате окна и стены специальной авиационной тканью, чтоб шума трамвая с улица не было слышно, чтоб лучше акустика была. Коля работал в Пулково, он там и брал эту ткань. Обычно концерт назначали на будни, когда соседей поменьше и у музыкантов выходной среди недели. Ведь эти "посиделки" часто до полуночи затягивались. Серёжа Маклаков с работы отпрашивался, а его Валентина Павловна ругалась: " Куда ты потащишься со своим магнитофоном ? И его разобьёшь, и сам покалечишься ! " Он ведь свою аппаратуру к нам на детской колясочке привозил, жил-то близко. И эту коляску спускал с шестого этажа и поднимал обратно по лестнице ( у них не было лифта ) , а это тяжело, если выпивши... Короче говоря, все в назначенный день собирались у нас на квартире: Аркадий, Сергей Иванович, Коля Корниенко, Рыжков, Мазурин, реже Дмитрий Михайлович Калятин и Валя Мироновский - они помогали настраивать аппаратуру. Музыканты съезжались. Володин друг бывал, Гена Солдатенков, которому песня посвящена " Он много знал и думал" - что-то в этом роде. Соберутся с утра и пока настроят свою технику - все переругаются в пух и прах. То микрофоны фонят, то чистота записи не та - не идёт работа и всё ! А бывало, что и часа за 3-4 делали концерт. А бывало, одну песню по нескольку раз переписывали. Аркадий злился в шутку : " Чёрт бы побрал - надоело петь. Я эту песню почти наизусть выучил." Он же всегда по листочку, редко на память пел. Спел песню - и сразу про неё забыл, Володя даже иногда обижался. Пока мужчины занимались записью, мы с мамой на кухне управлялись по хозяйству, готовили что-нибудь к столу. Ведь все мужики здоровые, все по ходу любили и выпить, и закусить. И мы, женщины, что греха таить, тоже к рюмочке прикладывались. Даже помню момент, когда записывали концерт Жемчужных без Аркадия. И Володи не было - он лечился в Москве, значит это осень 1977 года. Там ещё пели "Листья жёлтые". Так вот, тогда все прилично выпили, и я переборщила. А после села Володе писать письмо и развела каракули. Он мне в ответ грозную такую наотацию прочитал, что,мол, за дела. Помню, Сергей Иванович постоянно менял магнитофоны. Частенько говорил : "Надо продавать, что-то мне не нравится..." А через пару дней звонит и говорит: " А у меня уже новый магнитофон." И со следующим такая же история. Сергей Иванович с Аркадием общался постоянно. Аркадий шутил : " Мне бы такую жену, как Валентина Павловна..." В том смысле, что она могла повлиять на Серёжу, а на Аркадия влиять было некому...

Корр. : Состав музыкантов на концертах менялся ?
Е.Р. : Они всегда объявлялись как "Братья Жемчужные", а состав менялся, конечно : то с трубами, то без труб, то с электроорганом. Но Коля Резанов на моей памяти был всегда, без него ничего не проходило. Он и ноты писал, и мелодии подбирал, и пел, и играл. Даже, по-моему, на трубе! Женя Фёдоров играл на скрипке. Он вообще был прелесть и как музыкант, и как человек. Под его скрипку люди просто плакали. Однажды он опоздал на запись, его ребята здорово отругали. А он, оказывается, в милицию попал. Возвращался накануне домой поздно, был слегка навеселе и повстречал какую-то девушку. И так она ему понравилась, что он её до дома проводил, а потом под её окнами на скрипке серенады играл. Вот его и забрали.

Корр: А соседи Ваши не жаловались в милицию из-за громкой музыки ?
Е.Р. : Вообще они относились к этому спокойно, мы заранее предупреждали. Но были отдельные случаи, когда играли уж слишком допоздна, тогда стучали в стенку, мол, подруга, не забывай, который час. Один раз даже милицию вызвали. Пришёл наш участковый, увидел, в чём дело, постоял в дверях, пару песен послушал и ушёл.

Корр. : Вы лично ощутили в Ленинграде популярность Аркадия Северного и "Братьев Жемчужных" ?
Е.Р. : Конечно, а как же ! Очень многие знали и любили Аркадия. Был такой случай. Мы втроём : я , Володя, Аркадий сидели на кухне, пили чай. Вдруг видим, во двор въезжает машина, останавливается возле нашего подъезда, дверь открывается - выходит невеста в роскошной фате, наша соседка Жанна и ещё кто-то. Аркадий тогда сказал : " Вот бы на свадьбе погулять..." Не успел сказать - раздается звонок в дверь. На пороге стоит та самая невеста и говорит : "Аркадия Северного можно ?" Аркадий вышел, представился. А она заявляет, что, мол, они специально за ним приехали, приглашают на свадьбу - только чтоб гитару захватил. Аркадий весь просиял от удовольствия, я ему сказала тогда : "Твои слова были услышаны на небесах." Отвезли его в Пушкин, пробыл он на свадьбе двое суток, не хотели его отпускать. Кончилось тем, что он оттуда сбежал, приехал к нам, завалился на кровать и говорит: "Надоело всё... Хочу от этой гулянки отдохнуть."

Корр. : Каков был круг его общения ?
Е.Р. : У него было полно приятелей, характер к этому располагал : открытый, общительный, дружелюбный. Он очень с моим Володей дружил, они были как братья. Володя очень тяжело его смерть переживал... С Дмитрием Михайловичем дружил, с Сергеем Ивановичем, но те постарше. С Володей Тихомировым - он с ним года за 2, за 3 до смерти познакомился и тоже подружился. Тихомиров был и на последней записи Аркадия у нас дома в марте 1980 года. Он ему на гитаре аккомпанировал вместе с Колей Резановым. Я это помню, потому что Аркадий сам играть не мог - у него была сломана рука. Это было незадолго до смерти, к нему на улице привязались два пьяных моряка и вышла драка, он упал и сломал руку.

Корр. : А материальное положение Аркадия Дмитриевича ?
Е.Р. : Да никакое. Хотя ему помогали, и без денег он никогда не оставался. Но они у него улетали : или прогуляет, или потеряет.Но когда он подолгу жил у нас и у него водились деньги, он всё выкладывал на стол, ничего не утаивал. В этом отношении Аркадий был человек абсолютно бескорыстный. У него ведь даже из одежды своего ничего не было : кто купит ему, кто подарит что-то. Собирается в дорогу, берёт с собой маленький чемоданчик, в котором кроме двух чистых рубашек, смены белья и запасных брюк ничего не было. Всё его - на нём. Зимой ходил в какой-то засаленной дублёнке. Но всегда опрятен, аккуратен, отутюжен, при галстучке. Не опускался даже при своём бродячем образе жизни.

Корр. : А.Д. рассказывал, как он попал из Иваново в Ленинград ?
Е.Р. : Что-то говорил, но мало и неохотно. Подробностей не помню, но была у него там по молодости какая-то криминальная история, ему грозил суд. И его отец, будучи большим начальником в Иваново, отправил Аркадия в Ленинград к своей старшей сестре. Здесь и старший брат Аркадия жил, Лёва. Он ему помог и с учёбой, и с другими делами. А при мне с братьями он очень редко общался. На похоронах все трое были . И бросалось в глаза, как младший Михаил на Аркадия похож. Аркадий за него очень переживал, ведь тот сидел неоднократно. Была ещё старшая сестра, она в Иваново жила, тяжело болела, Аркадий её навещал. Она умерла ещё при его жизни.

Корр. : Как складывались отношения А.Д. с бышей семьёй ?
Е.Р. : У него семейные дела, насколько я знаю, всегда были неблагополучными. Он до знакомства с нами был женат дважды, и оба брака оказались неудачными, недолговечными. В его последнем разводе, с его слов, самую неблаговидную роль сыграла тёща. Она настояла на разводе, на выписке с жилплощади, фактическисделала его бомжом. Но что самое болезненное для Аркадия - тёща не разрешала ему встречаться с дочерью, с Наташей. Мне никогда не забыть, как в ночь под Новый год Аркадий больше часа с тёщей разговаривал из таксофона (у нас тогда не было телефона). Мы с Володей тоже вышли на улицу, мороз был жуткий. Аркадий просил, буквально умолял тёщу разрешить ему встретиться с Наташей. Он ей подарок к Новому году купил, хотел хоть часок с ней побыть. Но тёща - ни в какую. И Володя, который весь разговор слышал, не сдержался и сказал : " Какая же она всё-таки стерва!" Дословно помню, ведь Аркадий чуть не плакал тогда. С моей точки зрения, жена и тёща сломали ему всю жизнь, а после смерти палец о палец не ударили, чтобы помочь с похоронами. Жена даже на прощание не приехала. А тёща была и видела, сколько народа собралось, насколько Аркадий, оказывается, известен; вот тут она прозрела. Ей тогда ребята вручили кучу фотографий, плакатов, которые делал Серёжа Соколов, и деньги для Наташи.

Корр. : Многих интересует, каким А.Д. был в быту ?
Е.Р. : Да самым обыкновенным человеком. Любил на диване поваляться с книжкой или журналом. Они с Володей на пару очень много читали. Он очень любил "Науку и жизнь". Любил нам вслух читать рассказы Бабеля, это передать невозможно, надо было видеть и слышать. Любил и телевизор посмотреть, и в карты поиграть, и на гитаре побренчать. Если надо, и в магазин ходил - за хлебом там, за картошкой. И всегда был одет в костюм : брюки, рубашка свежая. Никаких тренировочных штанов не признавал. Ну и выпивали они, конечно, с Володей крепко - что тут скрывать. Бывало до того напьются, что уже не лезет, всё обратно идёт. Он ведь совсем не закусывал. Заставить Аркадия поесть - целое дело. Помню, они спрятали от меня бутылку, а я нашла, вылила водку, налила воду и поставила на место. Они разлили, выпили, всё поняли, и Володя жуткий скандал закатил. Он представить себе не мог, что так запросто можно вылить в раковину целую бутылку водки. Потом Георгий Сергеевич Ивановский их устроил в Москву на лечение от пьянства. Володя лежал в больнице осенью 1977 года, часто писал, письма сохранились. Он в Москве много песен сочинил: "Последний рассвет", "Господа офицеры", "До тебя 600 километров". Все стихи он мне сразу же в письмах высылал. Настроение в Москве у него было неважное и с финансами было туго. А он же никогда за свои песни денег не брал, хотя знал , как торговля записями бойко идёт. Куда ребята только ни высылали плёнки: и в Азербайджан, и в Чечено-Ингушетию, и в Москву, и на Украину. И Володя в письме из больницы раздражённо так пишет: мол, все они дельцы, пользуются моей квартирой и моими стихами задаром. Вот пусть со следующего концерта платят по полтиннику за текст. Но это всё осталось на бумаге, конечно, никому никаких условий он не ставил. Хотя в душе, я думаю, ему было обидно... Володя просто обожал Есенина и очень любил Высоцкого, даже стихи ему посвятил. И когда лечился в Москве, у него возникла мысль с Высоцким встретиться, он его адрес узнал и поехал к нему. Но Высоцкого в Москве не было. А после его смерти в январе 1981 года на день рождения Высоцкого Володя специально ездил в Москву, был на кладбище и раздарил там много фотографий Аркадия. Аркадий тоже к Высоцкому очень уважительно относился.

Корр. : Е.М., а как Вы узнали о смерти Аркадия ?
Е.Р. : Мы с Володей в это время находились в Литве по работе, Аркадий жил тогда у наших общих знакомых . Дня за три до смерти он к нам заходил с приятелем, мама оставила его ночевать. Она говорила: был, конечно, выпивший, но больным не казался. Для неё сообщение о его смерти было настоящим шоком. Она нам тут же позвонила: "Срочно выезжайте, умер Аркадий. Все ждут только вас." Володе стало плохо, его затрясло всего. Мы тут же все дела свернули и в тот же день вернулись в Ленинград. Это была огромная утрата, ведь он стал для нас членом семьи. Он жил у нас месяцами, а когда мы уезжали из Ленинграда, то спокойно оставляли на него детей и собак. Он с ними гулял, играл - они его очень любили. Ведь в нём чувство отцовское невостребованное жило... Хоронили его друзья, много было суеты, но всё прошло очень пристойно. Поминали у нас дома, даже в нашей большой квартире едва всех разместили. После похорон Володя и Серёжа Маклаков сильно запили. Валентина Павловна запирала Серёжу дома, чтоб не мог выйти за водкой, а я Володину одежду прятала, чтоб он через окно не выскочил на улицу. Я помню, как они плакали. Рыдали как дети. Потом Володя написал стихи, отобрал фотографию для надгробия. Из москвы летом приезжал Георгий Сергеевич Ивановский, мы ездили в крематорий, там нас Серёжа Соколов фотографировал у Аркашиной могилы. А меньше чем через год и Володи не стало.

Корр. : Как это случилось ?
Е.Р. : Он умер на день моего рождения. У Володи день рождения 20 числа, у меня на три дня позже. Обычно все его дни рождения проходили шумно, весело, много народа собиралось. А в этот раз пришли несколько человек. Все какие-то скучные, подавленные, всё торопили: " Давай выпьем, давай выпьем." Я им : "Куда торопитесь ? Вас же никто не гонит, на столе ещё ничего нету, подождите немного ! " А Володя мне : "Да ладно... Может, это в последний раз." Я прямо опешила : "Ты что, с ума сошёл ? Может, плохо себя чувствуешь ?" Дело в том, что накануне 9 мая он вместе с другом Лёвой попал в автомобильную аварию: на шоссе они врезались в грузовик. Хорошо ещё, что отделались ушибами. Их хотели госпитализировать, но Володя отказался. И это сыграло роковую роль: у него был ушиб грудной клетки и защемление сердца. Знаете, как это опасно... И вот 23 числа из Нарвы к нам приехала моя подруга Полина, у которой мы всегда там останавливались. Мы собрались моё сорокалктие отметить и отправились с Полиной по магазинам. Володя с нами не пошёл - к нему заглянул Серёжа Маклаков, они выпивали с ним. Мы вернулись с покупками, я спрашиваю : "Мама, а где Володя ?" - " А Володя спит." Мы приготовили поесть, стол накрыли, выпили по рюмке, поболтали. Я и говорю : "Пойду разбужу Володю. Без него как-то не пьётся." Хочу открыть дверь - она заперта. Стали стучать - не открывает. Стало ясно - что-то случилось. Когда дверь открыли, Володя лежал на боку уже холодный. Повернули - а у него вся правая половина лица синяя. Полина - медик, она стала делать искусственное дыхание. Но было поздно, Володя умер. Врачи "скорой" сказали, что он пролежал мёртвый на диване несколько часов до нашего прихода... Я позвонила Серёже Маклакову, трубку взяла Валентина Павловна, я ей всё рассказала. Серёжа спал в это время, а как проснулся, говорит : "Валя, дай похмелиться." Она в ответ: "Я тебе сейчас такое скажу - сразу протрезвеешь." И после этого Сергей Иванович долго ни капли спиртного в рот не брал. Кстати, к моему сорокалетию собирались у нас дома делать концерт "Жемчужных" и посвятить его мне. Володя специально готовил тексты. И тут звонит Коля Резанов : "Лена, позови Володю." - "Коля, - говорю, - Володя умер." - "Как умер ? Ты что, шутишь ?" - "Какие могут быть шутки ?!" Похоронили Володю на Южном кладбище. И следующий концерт у нас состоялся только в ноябре 1983 года. Тогда записывали Розенбаума с "Жемчужными". Я как раз затеяла ремонт, ободрала обои, а тут Сергей Иванович звонит:" Будем у тебя писать концерт." Я ему :"Ты что ! Тут такой бардак, дай хоть ремонт закончить." - "Не надо, - говорит,-это как раз хорошо для акустики." И записали концерт, Серёжа Соколов тогда много фотографировал. Честно скажу, мне Розенбаум не очень понравился как человек. Небо и земля по сравнению с Аркадием. Всё ему не нравилось, такой заносчивый, высокомерный. Аркадий был совсем простой, даже когда имел огромную популярность. А Розенбаум только начинал и уже заносился. А ещё при жизни Аркадия к нам приезжали из Москвы мужчина с женщиной. Он представился как Игорь Эренбург, племянник Ильи Эренбурга. У него не было паспорта, говорил, что потерял его. Он хотел сделать концерт с "Жемчужными", но Сергею Ивановичу не понравился его голос и он ему отказал. На фоне Аркадия он совсем не звучал - абсолютно невыразительный. Но он у нас всё же с Колей Резановым записался под гитару. Он ещё хотел купить у Володи тексты песен, но тот отказал ему. Вот, приходит на память, что на какой-то концерт пианистом приглашали совсем молодого тогда композитора Виктора Резникова. Но он боялся, что будут неприятности, потому что профессионалы легко узнают его манеру игры - и отказался. Жаль, что на записях не сохранился Володин голос, ему много раз предлагали объявлять песни на его стихи - он всегда отказывался. Понимал, что слушателям это ни к чему. А многие прямо рвались к микрофону, чтобы подпеть, хоть слово вставить. Ведь запись уже через неделю слушали на другом конце страны...
Ленинград 08 - 10. 1991 год
С Е.М.Раменской беседовали Яков Браславский, Алик Васин, Сергей Голубков, Сергей Лепёшкин

Похожие новости:

Аркадий Северный У Миши в Киеве

Аркадий Северный У Миши в Киеве
г. Киев, май 1977 г. Вероятнее всего, настоящий концерт был записан А. Северным во время его второго приезда в Киев в мае 1977 г. Однако, на настоящий момент, у нас отсутствует какая-либо достоверная информация о точном месте и времени проведения данной записи. Продолжительность записи - 60 минут. Об этом, помимо прочего, косвенно свидетельствует длинная пауза после песни "Это тысячелетия

А.Северный у Л.Орлова №1(+Г.Сечкин),12.1979

А.Северный у Л.Орлова №1(+Г.Сечкин),12.1979
Москва, декабрь 1979 г. - Эти песни исполняются для нашего очень… лучшего друга Лёвы! Я просто тебе сейчас спою. И всё же, как бы ты не хотел, значит, объявляю большую благодарность Генриху Сечкину. Который выделил время для нас, . Если можно я исполню песню в его обработке "Летит паровоз". Заранее могу сказать, что, может быть - получится, а, может быть - не получится… 1. Летит паровоз, не

Интервью со Станиславом Еруслановым. А лучшее у Северного было с "Черномор ...

Интервью со Станиславом Еруслановым. А лучшее у Северного было с
- Стас у тебя были встречи с Высоцким. Расскажи, кто свёл с ним? - Кто первый раз свёл уже и не помню, вроде Крылов Андрей. А последний раз встречался с ним весной, вроде, до смерти месяца 3-4 оставалось. Всё ждал что в Одессу ко мне приедет, но потом уже только на похороны поехал, как раз сын родился у меня. Ну вот, приехал на Грузинскую, а там то ли охрана, то ли вахтёр, куда, дескать, я ему

Об Аркадии Северном. Воспоминания Владислава Ващенко

Об Аркадии Северном. Воспоминания Владислава Ващенко
Воспоминания Владислава Ващенко, трижды Лауреата бывшего Советского Союза, композитора-песенника, аранжировщика. Мы жили в те года и не думали, что когда-то придется об этом рассказывать. Приятно, что кто-то ещё помнит и чтит память людей, сегодня уже Великих; а тогда мы просто играли и пили водку с Аркашей, не думая, что превращаемся в историю. Моё первое знакомство с Аркадием произошло 7

Владимир Раменский

Владимир Раменский
РАМЕНСКИЙ ВЛАДИМИР НИКОЛАЕВИЧ (20.05.1935 - 22.05.1981) - ленинградский самодеятельный поэт родился в Ленинграде. Отец – профессор медицины, мать – преподаватель. Блокаду семья пережила в Ленинграде, а после войны родители развелись, и Владимир с отцом уехал в Одессу, где мальчик окончил школу.

А. Северный, Н. Резанов, В. Тихомиров у В. Раменского - Ленинград, март 198 ...

А. Северный, Н. Резанов, В. Тихомиров у В. Раменского - Ленинград, март 198 ...
Вот тут собрались все друзья: Аркаша, Володя... Володя Тихомиров, Володя Раменский. Редко мы видимся очень, очень редко. Сегодняшний наш маленький концерт мы посвятим нашему большому другу, нашему Есенину семидесятых годов - Володе Раменскому.

Добавить комментарий!

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Песни
Здравствуй, чужая милая,
Радость мечты моей.
Как же тебя любил бы я,
До самых последних дней.
Реклама
Опрос
Надо ли продолжать издание виниловых пластинок Аркадия Северного?
Да
Нет
Мне все-равно